Djadja Vanja

Djadja Vanja

by Anton Chehov

NOOK Book(eBook)

$3.99

Available on Compatible NOOK Devices and the free NOOK Apps.
WANT A NOOK?  Explore Now
LEND ME® See Details

Overview

Пьеса Антона Павловича Чехова с подзаголовком «Сцены из деревенской жизни в четырёх действиях» Действие происходит в усадьбе первой жены Серебрякова, где он вынужден жить, не имея возможности позволить себе достойную городскую квартиру. Антон Чехов - Дядя Ваня

Product Details

ISBN-13: 9781782677680
Publisher: Glagoslav E-Publications Ltd
Publication date: 07/11/2013
Sold by: Barnes & Noble
Format: NOOK Book
Pages: 53
File size: 1 MB

About the Author

Антон Павлович Чехов (1860 - 1904) – великий русский писатель, драматург. Родился в Таганроге в семье купца.
Обучение в биографии Чехова Антона Павловича проходило сначала в греческой школе, гимназии. Затем он поступил в университет Москвы на медицинский факультет. На протяжении всего учения в жизни Чехова приходилось всячески подрабатывать: он был репетитором, сотрудничал с журналами, писал юморески.
Рассказы Чехова были впервые изданы книгой в 1884 году («Сказки Мельпомены»). На творчество Чехова того периода значительное влияние оказали произведения Л. Толстого. После окончания института занимается врачебной практикой.
Затем в биографии Антона Павловича Чехова было совершено долгое путешествие на Сахалин. Там писатель изучал жизнь ссыльных. Произведения Чехова «В ссылке», «Остров Сахалин», «Палата № 6» отражают его впечатления о поездке.
После покупки имения Мелихово, ведет общественную деятельность, помогая людям. В то время были написаны пьесы Чехова «Вишневый сад», «Три сестры». Произведения Чехова «Чайка», «Дядя Ваня» также являются одними из самых выдающихся.
Затем из-за болезни в своей биографии Чехов переезжает в Ялту, где у него в гостях бывают Л.Толстой, Куприн, Бунин, Левитан, Горький. Сочинения Чехова выходят двумя томами в 1899-1902, а также 1903 годах. Из-за обострения болезни писатель едет в Германию для прохождения лечения, где вскоре умирает.

Read an Excerpt

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Сад. Видна часть дома с террасой. На аллее под старым тополем стол, сервированный для чая. Скамьи, стулья; на одной из скамей лежит гитара. Недалеко от стола качели. - Третий час дня. Пасмурно.

Марина (сырая, малоподвижная старушка, сидит у самовара, вяжет чулок) и Астров (ходит возле).

Марина (наливает стакан). Кушай, батюшка.

Астров (нехотя принимает стакан). Что-то не хочется.

Марина. Может, водочки выпьешь?

Астров. Нет. Я не каждый день водку пью. К тому же душно.

Пауза.

Нянька, сколько прошло, как мы знакомы?

Марина (раздумывая). Сколько? Дай бог память... Ты приехал сюда, в эти края... когда?.. еще жива была Вера Петровна, Сонечкина мать. Ты при ней к нам две зимы ездил... Ну, значит, лет одиннадцать прошло. (Подумав.) А может, и больше...

Астров. Сильно я изменился с тех пор?

Марина. Сильно. Тогда ты молодой был, красивый, а теперь постарел. И красота уже не та. Тоже сказать - и водочку пьешь.

Астров. Да... В десять лет другим человеком стал. А какая причина? Заработался, нянька. От утра до ночи все на ногах, покою не знаю, а ночью лежишь под одеялом и боишься, как бы к больному не потащили. За все время, пока мы с тобою знакомы, у меня ни одного дня не было свободного. Как не постареть? Да и сама по себе жизнь скучна, глупа, грязна... Затягивает эта жизнь. Кругом тебя одни чудаки, сплошь одни чудаки; а поживешь с ними года два-три и мало-помалу сам, незаметно для себя, становишься чудаком. Неизбежная участь. (Закручивая свои длинные усы.) Ишь, громадные усы выросли... Глупые усы. Я стал чудаком, нянька... Поглупеть-то я еще не поглупел, бог милостив, мозги на своем месте, но чувства как-то притупились. Ничего я не хочу, ничего мне не нужно, никого я не люблю... Вот разве тебя только люблю. (Целует ее в голову.) У меня в детстве была такая же нянька.

Марина. Может, ты кушать хочешь?

Астров. Нет. В Великом посту на третьей неделе поехал я в Малицкоена эпидемию... Сыпной тиф... В избах народ вповалку... Грязь, вонь, дым, телята на полу, с больными вместе... Поросята тут же... Возился я целый день, не присел, маковой росинки во рту не было, а приехал домой, не дают отдохнуть - привезли с железной дороги стрелочника; положил я его на стол, чтобы ему операцию делать, а он возьми и умри у меня под хлороформом. И когда вот не нужно, чувства проснулись во мне, и защемило мою совесть, точно это я умышленно убил его... Сел я, закрыл глаза - вот этак, и думаю: те, которые будут жить через сто-двести лет после нас и для которых мы теперь пробиваем дорогу, помянут ли нас добрым словом? Нянька, ведь не помянут!

Марина. Люди не помянут, зато бог помянет.

Астров. Вот спасибо. Хорошо ты сказала.

Входит Войницкий.

Войницкий (выходит из дому; он выспался после завтрака и имеет помятый вид; садится на скамью, поправляет свой щегольской галстук). Да...

Пауза.

Да...

Астров. Выспался?

Войницкий. Да... Очень. ...

Customer Reviews