Dom bez vyhoda: Russian Language

Dom bez vyhoda: Russian Language

by Oleg Roy

NOOK Book(eBook)

$9.99

Available on Compatible NOOK Devices and the free NOOK Apps.
WANT A NOOK?  Explore Now
LEND ME® See Details

Overview

Зависть - страшное оружие слабых людей. Она может искалечить жизнь, она может убить. И даже самое большое, безмятежное счастье погибает порой под ее разрушающей лавиной… Как тесно все сплелось в один клубок. Как удачно легли карты - словно сам дьявол раскладывал этот пасьянс. Она лишь подумала, что чужое благополучие мешает ей жить, как тут же нашлось и решение. Невинная шутка - на первый взгляд. Жестокая игра безумного человека - на самом деле. А ведь, казалось бы, ну какой вред может принести уютному дому интеллигентная добрая женщина - няня?
Oleg Roj – Dom bez vyhoda

Product Details

ISBN-13: 9781782673347
Publisher: Glagoslav Distribution
Publication date: 07/10/2013
Sold by: PUBLISHDRIVE KFT
Format: NOOK Book
Pages: 273
File size: 2 MB

About the Author

Олег Юрьевич Рой (наст. фамилия Резепкин), российский писатель. Родился 12 октября 1965 года в Магнитогорске. Олег Юрьевич Рой, писательскую деятельность начал в 2001 году, культовый автор психологических романов, член Союза писателей России и Союза писателей Европы, лауреат нескольких литературных премий. Автор более чем двух десятков книг различных жанров, от комедии до мистики, и множества статей в популярных изданиях, посвященных политике, экономике, бизнесу, социальным проблемам. Долгое время — почти 11 лет — Олег Рой жил и работал в Швейцарии, где начал свою писательскую карьеру. Многие его произведения переведены через «Берлинский книжный дом» на европейские языки и выпущены на Западе. Некоторые из них стали бестселлерами в Европе (Англия, Швейцария, Германия, Франция, Италия). В Швейцарии у Олега Роя вышли два альбома его черно-белых фотоснимков. Это его давнее увлечение – черно-белая фотография. Сейчас он свободное время посвящает определенной теме – снимает пустые скамейки. Несколько лет назад автор вернулся в Россию, стал сотрудничать с московскими издательствами и быстро приобрел популярность у отечественных читателей. В последние годы тиражи его книг растут в геометрической прогрессии. Он входит в десятку самых читаемых и издаваемых авторов России. Cуммарный тираж его книг приблизился к 3 миллионам экземпляров. В Олега Роя поверила мэтр современной русской литературы – Марина Анатольевна Маринина. Именно она увидела в прозе молодого автора черты, близкие авантюрно-психологическим романам всемирно известного Сидни Шелдона. Именно Александра Маринина согласилась курировать серию «Капризы судьбы» Олега Роя. В настоящее время писатель живёт в Москве, профессионально занимается кино, являясь сценаристом и продюсером нескольких собственных проектов. Также Олег Рой пишет песни на собственные стихи, серьёзно увлекается фотографией. Романы Олега Роя изданы в Великобритании, Швейцарии, Германии, Франции, Италии.

Read an Excerpt

ЧАСТЬ 1

В последнее время один лишь вид Старухи выводил Виолетту из себя. Стоило той показаться на глаза, как Виолетту буквально начинало трясти.

— Бог мой, ну что ты тут шляешься! Ни днем ни ночью покоя от тебя нет! Не видишь, что ли: я только пришла, устала, у меня неприятности! Дай хоть минутку отдохнуть!

Но Старуха, будто не слыша, невозмутимо прошествовала через комнату, уселась в кресло напротив и заерзала, устраиваясь поудобнее, давая понять, что обосновалась надолго и удаляться не собирается. Виолетта сердито ткнула недокуренную сигарету в пепельницу. К этим пепельницам — громоздким, тяжелым, из цельного хрусталя — она питала какое-то необъяснимое пристрастие. В добрые старые времена, когда была такая возможность, накупила, наверное, с дюжину, если не больше, окружила себя ими на работе — тогда она еще работала! — расставила по нескольку штук в каждой комнате в квартире и на даче. И сколько бы Анна, дочь, ни упрекала ее в безвкусице и старомодности, сколько ни пыталась заменить этих, по ее выражению, "допотопных монстров", на что-то более изящное и современное, Виолетта упорно оставалась верна массивному резному хрусталю. Тяжелые прозрачные пепельницы были для нее чем-то священным, частью таинственного ритуала, именуемого курением. Как и дорогое английское «Собрание». Еще недавно Виолетта курила только их и не признавала никаких других сигарет.

Едва войдя в квартиру, она повесила в прихожей плащ, с облегчением сбросила туфли на высоченных шпильках, прошла в одних колготках в комнату, опустилась в кресло и, скрестив длинные и все еще очень красивые ноги, с наслаждением закурила. На разноцветное «Собрание» денег уже давно не было, приходилось обходиться более дешевой отечественной «Явой». Но пепельницы, старые верные друзья, все еще оставались с ней.

— Ну как дела? Как съездила на собеседование? — ехидно поинтересовалась Старуха.

Виолетта промолчала, только потянулась за новой сигаретой. Что толку отвечать, если собеседник заранее знает все, что ты скажешь. Да и не было у нее сейчас никакого желания обсуждать очередную, уже неизвестно какую по счету, неудачу. Сегодня ей вновь отказали в приеме на работу — и, разумеется, все по той же причине. Девчонка, которая с ней беседовала, даже не потрудилась соблюсти приличия или придумать другой предлог. В некоторых местах хоть из вежливости задавали какие-то вопросы, просили рассказать о себе и, пряча глаза, прощались традиционным: "Мы вам позвоним!" А эта, едва заглянув в паспорт, сразу же заявила: "Вы нам не подходите. У нас молодой коллектив, вы будете выделяться из общей массы и чувствовать себя неуютно". Много она понимает, сопля малолетняя! Был бы на ее месте нормальный взрослый человек, Виолетта сумела бы завязать разговор, попыталась бы убедить, что возраст совсем не помеха, что у нее, Виолетты, еще много сил, да и опыта работы с людьми ей не занимать. Но этим молодым да ранним, которые теперь взяли на себя право вершить чужие судьбы, объяснять что-либо бесполезно. По их мнению, сразу после сорока начинается старость. А старые женщины должны сидеть дома, нянчить внуков и вязать носки, а не устраиваться на работу.

Старуха злорадно улыбалась, заглядывая в лицо, словно читала по нему, как по книге. Чтобы не встречаться с ней глазами, Виолетта отвернулась и принялась осматривать знакомую до мелочей комнату. Самая большая и любимая, она служила одновременно и столовой, и гостиной. Когда-то все это было отремонтировано и обставлено по последней моде, с не слишком явным, но тщательно продуманным шиком. Теперь то там, то здесь виднелись первые признаки запустения, пока еще не явные, но уже заметные внимательному взгляду, словно желтые листья в августе, навевающие грустные и совсем не летние мысли о неизбежности дождей и холодов. Обои с неброским классическим рисунком выцвели на открытых местах, с потолка в углу осыпалась известка, на одном из кресел протерся гобелен, а громадная чешская люстра, когда-то предел мечтаний каждого советского человека, растеряла несколько подвесок, да и вообще теперь, когда настал двадцать первый век, смотрелась довольно нелепо. Виолетта вздохнула. ...

Customer Reviews