Mir nad propastyu: Russian Language

Mir nad propastyu: Russian Language

by Oleg Roy

NOOK Book(eBook)

$9.99

Available on Compatible NOOK Devices and the free NOOK Apps.
WANT A NOOK?  Explore Now
LEND ME® See Details

Overview

На одной из станций московского метро есть скульптура собаки. О ней ходят легенды. Говорят, если загадать желание и потереть ее нос, то желание исполнится. Издалека он блестит, затертый до желтизны… Конечно, Игорь не верил в эти детские приметы, понимал, что уже никогда не вернуть былое счастье, не воскресить погибших жену и дочку. И все же однажды он оказался возле бронзового друга человека. Игорь загадал невозможное — возвращение своих близких… И судьба почти выполнила его просьбу! Правда, капризы ее на этом не закончились…
Oleg Roj – Mir nad propast'ju

Product Details

ISBN-13: 9781782673446
Publisher: Glagoslav Distribution
Publication date: 07/12/2013
Sold by: PUBLISHDRIVE KFT
Format: NOOK Book
Pages: 285
File size: 2 MB

About the Author

Олег Юрьевич Рой (наст. фамилия Резепкин), российский писатель. Родился 12 октября 1965 года в Магнитогорске. Олег Юрьевич Рой, писательскую деятельность начал в 2001 году, культовый автор психологических романов, член Союза писателей России и Союза писателей Европы, лауреат нескольких литературных премий. Автор более чем двух десятков книг различных жанров, от комедии до мистики, и множества статей в популярных изданиях, посвященных политике, экономике, бизнесу, социальным проблемам. Долгое время — почти 11 лет — Олег Рой жил и работал в Швейцарии, где начал свою писательскую карьеру. Многие его произведения переведены через «Берлинский книжный дом» на европейские языки и выпущены на Западе. Некоторые из них стали бестселлерами в Европе (Англия, Швейцария, Германия, Франция, Италия). В Швейцарии у Олега Роя вышли два альбома его черно-белых фотоснимков. Это его давнее увлечение – черно-белая фотография. Сейчас он свободное время посвящает определенной теме – снимает пустые скамейки. Несколько лет назад автор вернулся в Россию, стал сотрудничать с московскими издательствами и быстро приобрел популярность у отечественных читателей. В последние годы тиражи его книг растут в геометрической прогрессии. Он входит в десятку самых читаемых и издаваемых авторов России. Cуммарный тираж его книг приблизился к 3 миллионам экземпляров. В Олега Роя поверила мэтр современной русской литературы – Марина Анатольевна Маринина. Именно она увидела в прозе молодого автора черты, близкие авантюрно-психологическим романам всемирно известного Сидни Шелдона. Именно Александра Маринина согласилась курировать серию «Капризы судьбы» Олега Роя. В настоящее время писатель живёт в Москве, профессионально занимается кино, являясь сценаристом и продюсером нескольких собственных проектов. Также Олег Рой пишет песни на собственные стихи, серьёзно увлекается фотографией. Романы Олега Роя изданы в Великобритании, Швейцарии, Германии, Франции, Италии.

Read an Excerpt

Облетела листва, у природы свое обновленье,

И туманы ночами стоят и стоят над рекой…

Песня, звучавшая из старенького динамика в центральном парке Озерска, соответствовала не только погоде, но и настроению Игоря.

Середина осени в этом году отличилась неожиданно теплыми днями и холодными, промозглыми ночами, отчего туманными были не только ночи, но и большая часть утра.

Восьми-, вернее, уже почти девятилетняя Ася, она же Настена, которую Игорь каждое утро отводил через парк в школу, ужасно боялась этой молочно-белой непроглядной пелены. И вложив свою маленькую ладошку в отцовскую руку, другой рукой, для верности, придерживала Игоря за край куртки. Отчего-то ей казалось, что так безопаснее.

Путь был не то чтобы очень длинный, но и не короткий. Игорь шел медленно, подстраиваясь под мелкие шажки дочери.

Обычно она подпрыгивала на ходу. Или убегала вперед, а потом разворачивалась и мчалась навстречу, с радостным криком бросаясь в его объятия. Но сейчас дочка шла рядом притихшая и настороженная.

Запах жженой листвы Игорь обожал с детства. Возможно, потому, что с осенними месяцами в его жизни были связаны важные и невероятно счастливые события. Во-первых, сам он родился в конце октября. Чем собственный день рождения не повод для радости?

В дружной семье Быковых он был единственным ребенком. Да еще поздним, а потому особенно долгожданным. Откровенно говоря, баловали его невероятно. Родные и близкие готовы были жить для него двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю.

А уж такие события, как день рождения и именины (в его семье праздновали и то и другое), естественно, выделялись особо. Меню для детского праздника начинали обсуждать чуть ли не за месяц. Мама и бабушка проявляли такую изобретательность, что их творения впору было отправлять на конкурс кулинаров.

А какие ему дарили подарки! Жили они небогато, и, даже будучи совсем маленьким, Игорь понимал, что любящим его взрослым приходится себе в чем-то отказывать, чтобы накопить, например, на электрическую железную дорогу или громадный конструктор.

Случалось, подарки бывали и некстати. Когда он в двенадцать лет, незадолго до дня рождения, увлекся фотографией, этот факт отчего-то остался не замечен родственниками. И вместо долгожданного фотоаппарата ему преподнесли игрушечный автопарк с большим гаражом и пультом управления для машин, по которому он сходил с ума аж полгода назад. Игорь никак не показал своего разочарования. Более того, старательно изобразил восторг и даже устроил показательную игру под умильными взглядами родителей и бабушки, уверенных, что доставили ему самую большую в мире радость.

Мальчик любил родных. Ему в душу навсегда запал разговор, подслушанный как-то в маленькой кладовке около кухни, куда бабушка послала его за прошлогодней подшивкой «Работницы».

Он немного замешкался, изучая содержимое ящика с инструментами, потом спохватился, ведь бабушка не любила ждать, быстро нашел нужную стопку и собрался уже вернуться в комнату, когда услышал разговор, во многом определивший его отношение к жизни.

— Эх, Толя, избалованный вырастет у вас пацан, — назидательно увещевал сослуживец отца, толстый и усатый Михаил Тимофеевич (видимо, они с отцом зашли перекусить в обеденный перерыв, такое изредка случалось). — Так с дитями нельзя! Это он сейчас у тебя такой послушный, а как вырастет — наплачетесь вы с ним. Ни к чему им все время потакать!

Дальше последовал длинный монолог о воспитании с теоретическими выкладками и практическими примерами. Из этого монолога мальчик почти ничего не понял, но слушал внимательно.

Сам «Макаренко» — дядя Миша — имел двоих сыновей, один из которых сидел в тюрьме, а второй был запойным алкоголиком. Но об этом Игорю стало известно уже много лет спустя. ...

Customer Reviews